Вернуться на главную блога

КОЛЬЦО «БАЛДЕЖ» И АПСАЙКЛ-МОДА: МОЛОДЫЕ РОССИЙСКИЕ ДИЗАЙНЕРЫ ИДУТ НА ALIEXPRESS

В конце августа в модном московском баре «Ровесник» при поддержке AliExpress прошел второй маркет российских молодых брендов. Одновременно на маркетплейсе открылся pop-up-магазин проекта: до 31 октября здесь можно купить дизайнерские вещи вроде бархатных трусов «Не сегодня» и ярких эко-свечей в бетоне. Кто их делает? Поговорили с самыми интересными героями коллаборации об ответственной моде, поиске своей аудитории и впечатлениях от работы на AliExpress.

Ануш Изян и Злата Деревянко, Kendel Hood: «Свечи — это не гендерная история»

Производством свечей в бетоне подруги занялись полгода назад: хотели помогать благотворительным проектам, но свободных денег не было. Так появился Kendel Hood — маленькое «свечное сообщество», которое девушки развивают в инстаграме.

Его принципы — минимализм, яркость и экология. Концептуально бренд построен на идее конструктора: можно выбрать аромат, цвет, форму, размер свечи. «Мы хотим показать, что свечи — это не только атрибут романтичных девушек, а полноценный декор для любого дома. У нас есть белые свечи в бетоне, которые выглядят максимально брутально, красиво и никак не ассоциируются с гендером», — говорит Ануш.

В основном продажи идут на маркетах. «Сколько бы мы ни писали, что у наших свечей невероятный аромат, это не работает. А на маркетах уходит в среднем 25 свечей за день: люди подходят, рассматривают, удивляются сочетанию бетона и воска, слушают аромат — и в итоге покупают», — делится она.

Пока удается только выходить в ноль: дополнительной прибыли, которую можно пожертвовать, нет. Поэтому подруги «прощупывают» аудиторию: говорят, что тестируют на AliExpress спрос и интерес потенциальных клиентов к их свечам. «Конечно, будет здорово, если это превратится в полноценный бизнес, — считает Ануш. — Но пока Kendel Hood — это больше хобби и проект для души».

София Семёнова, Sof Sof Mosaic: «Мне нравится мысль, что моя мозаика будет у кого-то дома»

Художница из Москвы придумала проект Sof Sof Mosaic почти случайно: сидела за городом на удаленке, думала, какой вид искусства практически вымер, и решила заняться декором мебели мозаикой. Ее дебютом стал кофейный столик, оформленный мозаикой и костяшками домино. Дизайнер вспоминает, что самым сложным было найти мозаику нужной толщины, чтобы стол не получился кривым. Работа заняла три дня, для своей новой квартиры ее купил знакомый Софии за 15 тысяч рублей.

С тех пор девушка выполнила около 10 заказов, все — в единственном экземпляре. Это скрупулезное занятие, требующее концентрации и осторожности. Она использует стеклянную мозаику и стекломассу — остается много осколков, которыми легко пораниться. Но в перчатках дизайнер не работает принципиально: говорит, «нужно чувствовать материал». Софии нравится апсайклинг: часто столы, подносы и другие предметы интерьера она находит на интернет-барахолках или в квартирах своих заказчиков — те хотят обновить любимую вещь. Идут в дело и новые вещи, если так просит клиент.

София пытается сохранить уникальность своих работ и считает их скорее творчеством, чем бизнесом. Но при этом готовится развивать бренд и планирует открыть магазин на AliExpress. «Хочется стать узнаваемой, чтобы люди покупали не просто мозаику, а именно бренд, — говорит она. — Мне очень нравится мысль, что моя мозаика будет у кого-то дома, человек сможет видеть ее каждый день и получать море впечатлений, потому что она действительно классно выглядит в интерьере».

Семён и Галина Митрофановы, «ПЕРЕБОР»: «Мы не согласны с принципом «купил — выкинул»

«Это уже перебор!» ― говорят об избыточном потреблении питерские дизайнеры Семён и Галина. Из этого манифеста родился их бренд «ПЕРЕБОР»: супруги добывают винтажные вещи в секондах и антикварных магазинах, на стоках и блошиных рынках и пересоздают их.


Апсайклинг (от англ. upcycling) — настоящий глобальный тренд, вдохновленный модой на ответственное потребление и защиту окружающей среды. Он подразумевает вторичное использование старых предметов, которые получают новую жизнь после творческого переосмысления. Переработке поддаются любые вещи — от винтажных платьев с барахолок до коллекционной мебели из антикварных лавок, а экспериментируют с ними не только молодые дизайнеры, но и вполне серьезные бренды вроде Balenciaga и Miu Miu.


Идея проекта — в раскрытии себя и клиента через дизайн, который становится настоящим искусством. Поэтому все отшивается вручную и в единственном экземпляре, на обновление одной вещи уходит до нескольких недель. А самый мощный канал продаж для бренда — личная встреча с будущим «носителем»: только так можно понять, будет ли вещь отражать внутреннее состояние человека, подчеркивать его индивидуальность. Тем не менее команде «ПЕРЕБОРА» было интересно попробовать себя на AliExpress. «Хотели протестировать новый формат, понять, как наши вещи будут выглядеть на маркетплейсе, какой фидбэк мы получим», — говорит Семён.

Он признается, что «ПЕРЕБОР» — это в первую очередь проект для души, но постепенно команда движется к масштабированию. Сейчас ребята готовятся выпустить первую концептуальную коллекцию «Переход»: в ней будет 80% унисекс- и оверсайз-вещей, чтобы каждый «мог почувствовать себя раскрепощенно». А в будущем хотят создать креативное пространство, которое объединит все направления их работы — от интереса к одежде до организации музыкальных ивентов — и поможет транслировать близкие ценности. «Купил — выкинул, купил — выкинул — разве это не перебор? Людям нужно научиться больше осознавать свои действия», — уверен дизайнер.

Ирина Косицына и Евгения Фонарева, EKIM: «Даем каждому возможность быть уникальным»

Ира всегда любила отправлять своей подруге Жене голосовые сообщения, а той они совсем не нравились. Чтобы извиниться, девушка заказала у знакомого мастера чокер с рельефом войса. Подарок вышел красивым, и подруги подумали: «Круто, но мы сможем сделать еще лучше». Так полгода назад девушки придумали аббревиатуру EKIM, составленную из первых букв их имен и отчеств. И начали продавать под этим брендом браслеты из полимерной глины, повторяющие рельеф голосового сообщения из инстаграма. На вощеные шнуры одны за другой подруги нанизывают сделанные вручную бусины разного размера: маленькие — для коротких волн, большие — для длинных. В результате получается уникальная комбинация, похожая на ту, которую человек видит в мессенджере при прослушивании войса.

Большинство украшений уникально: это фраза, которую выбирает покупатель. «Был милый случай, когда бабушка из Беларуси попросила сделать браслет с сообщением своего внука, который живет в Германии. А парень, который поборол рак, записал голосовые самому себе — в знак поддержки», — вспоминают Ира и Женя. Есть и повторяющиеся вещи: браслеты с «надписью» «Ты не один», «Мое сердце остановилось», «ИстерикааАААА». Но даже их подруги выпускают ограниченным тиражом. «На маркете «Ровесника» и AliExpress многие рассматривали украшения и говорили: «О, вот это точно разбирают, 100% у вас на это аншлаг!» И каждый раз показывали на что-то свое. Так что лучше дать людям возможность быть уникальными», — смеются они.

Подруги вспоминают, что их бизнес мог закончиться еще на старте: ехать за машинкой для раскатывания полимерной пасты им пришлось в метель, по сильному морозу. А сейчас они стабильно получают один-два заказа в неделю и даже хотят снизить цену браслетов. «Мы совершенствуемся, нам становится легче их делать. Плюс нам важно быть доступными для всех», — говорят девушки.

Они подумывают перейти к производству чокеров и сережек и ждут, чем закончится эксперимент с маркетом «Ровесника» на AliExpress. «Будет классно, если это станет мини-бизнесом, а голосовые браслеты EKIM разойдутся по всей России, — мечтают они. — Но при этом очень важно сохранить индивидуальность подбора бусин, ручное производство, чтобы не потерять смысла того, что мы делаем».

Сабина Гасанова, Vlitoe: «Взяла в руки напильник и влюбилась»

Заняться дизайном создательницу бренда Vlitoe подтолкнуло выгорание: Сабина уволилась с работы и пошла учиться на ювелира. «Как только потрогала металл, расплавила его в первый раз, поняла: влюбилась, хочу заниматься только этим», — шутит она.

Понадобилось много времени, чтобы найти свой стиль: это сочетание дерзости и бунтарства в консервативной форме ювелирного украшения. Украшения выполнены из серебра, по просьбе клиента их могут покрыть позолотой. «Это в каком-то роде сатира на классические украшения. Ювелирка ассоциируется с роскошью, богатством — а тут внезапно кольцо с надписью «Приколдес» или «Балдеж», — говорит она. Сабина вспоминает, как делилась идеями кринжевых украшений с друзьями, слышала в ответ: «Классно, но нет» — и думала про себя: «А я бы носила такое. И наверняка не я одна». Яркий пример — кольцо Pizdets, которое ее отговаривали делать: сейчас оно стало флагманом и буквально «кормит» дизайнера.

Самый большой стресс для Сабины — не создавать украшения, а обрабатывать заказы. Она вспоминает, как выложила в TikTok два видео, которые «зашли» аудитории, и буквально пропала. Сначала безостановочно отвечала покупателям, а потом две недели просидела в мастерской, пытаясь выполнить 70 заявок. После этого часть работы Сабина делегировала помощникам, а сама сосредоточилась на продвижении: ведет соцсети, настраивает таргет. «Многие дизайнеры делают красивые вещи и удивляются, почему на них нет спроса. А потому что никто не видит. Надо пытаться максимально распространить свой контент. Ты уже потратил силы и создал классное фото или видео, так почему бы не залить его на разные платформы? Даже если там будет всего 20 просмотров, как-никак это 20 человек, внимание которых ты получил бесплатно», — уверена она.

Сейчас ее цель — охватить как можно большую аудиторию, чтобы в период новогоднего ажиотажа люди пришли покупать подарки именно в Vlitoe. «Плюс надо сделать запас украшений, — говорит Сабина. — Не хочется перед праздниками жить в мастерской и пилить заказы».

Елизавета Самсонова, Not Today: «Можно сделать бизнес на бархатных трусах»

Свою первую линейку одежды Лиза придумала, еще будучи студенткой: преподаватель задал создать коллекцию на тему яркого инфоповода. Так появился «Честный человек» — проект, посвященный делу «Седьмой студии», с которым дизайнера пригласили выступить на показе Futurum Moscow. Почти все унисекс-модели в стиле «спортивный шик» купили прямо на показе, и только одну вещь — двустороннее пальто с надписью «Кулаком правду не убьешь» — девушка решила не продавать, оставить себе на память. На следующий день после показа Лизу разбудил звонок: «Хотим купить ваше пальто». «Нет, давайте не сегодня», — ответила она. Так родилось название бренда Not Today.

С тех пор дизайнер выпустила еще две коллекции: вторая, дипломная работа, была посвящена провинциальному шику в России, третью удалось создать благодаря выигранному гранту. Основная линейка бренда — комфортная уличная одежда, осмысленная в контексте медленной моды. Отшивают ее вместе со специалистами на аутсорсе и небольшими партнерскими производствами.

Самая сложная часть бизнеса — продажи. «Мы с командой сделали сайт, продаем коллекции в инстаграме, на маркетах, но своего офлайн-пространства у бренда нет. 90% заказов сейчас приходит через соцсети, благодаря сарафанному радио. Еще пробуем продвигаться через таргет, а вот с блогерами нам показалось работать неэффективно. Зашли с «Ровесником» на AliExpress — подписчики оценили», — рассказывает дизайнер. Непросто решается и вопрос ценообразования. «Люди не хотят за большие деньги покупать вещи ноунейм-дизайнера. Нам так и говорят на маркетах: «Круто, но дорого». Но невозможно поставить низкую цену на вещи, где, например, используются шелкографные принты с полной запечаткой, — у них очень высокая себестоимость», — делится она.

Создавать полноценные коллекции из сезона в сезон без инвестора очень трудно, говорит Лиза: проще занять определенную нишу. Сама она думает сфокусироваться на трикотаже и вязаных изделиях. Спрос на них есть, показал первый офлайн-маркет «Ровесника», в котором участвовала девушка: знаковой вещью стали бархатные трусы с надписями «Бьютифул», «О, привет» и фирменным «Не сегодня». «А вообще мне нравится заниматься wearable art, носимым искусством в духе sustainable: перешивать старые вещи, использовать старые ткани, — говорит Лиза. — Потому что перепроизводство одежды — это треш».

 

Хотите продавать на AliExpress?

Открыть магазин

 

Поделиться:

Что еще почитать?